Главная Статьи Интервью

Лофт-стилистика до нас доходит только сейчас

О причинах нынешней популярности лофтов и востребованности лофт-стилистики журнал «Современный Интерьер — Сибирь» поговорил с Федором Бухтояровым Федор Бухтояров Архитектор , одним из ведущих новосибирских архитекторов, который использовал эту брутальную эстетику еще в 90-х годах, когда в Новосибирске не то что лофтов не было, но и слова такого никто еще не знал.

 Что характерно для лофт-стилистики, внезапно вошедшей в России в моду?

— Как известно, изначально лофт — чердак промышленного здания... Не обязательно в центре города, как, например, в Нью-Йорке, на Манхеттене. Там такое случилось волею судеб, а вообще лофт может быть и в любом другом месте. В общем, производство закрывается или переезжает, а пространство новые хозяева переоборудывают для каких‑то других нужд, при этом оставляя стилистику: отделку стен, металлические балки, большие окна в пол — как одно из непременных условий. На что «клюнула» нью-йоркская богема? — доступность и большие пространства с хорошим освещением. Как раз то, что нужно для мастерских.

Потом цена начинает расти, вслед за фабрикантами уходят и художники, которым не по карману такие пространства. И понемногу их место занимают состоятельные граждане, которые могут позволить себе эту переоборудованную недвижимость. Мы много раз видели в западных фильмах, как главный герой заезжает на мотоцикле в подъемник, поднимается вверх и потом катается по своей квартире площадью квадратов в 700. Или в таких пространствах открываются какие‑нибудь заведения: кафе, салоны, клубы.

 Почему лофты и лофт-стилистика стали вдруг так популярны в России именно сейчас?

— Я думаю, потому что и в Москве, и в Новосибирске уже есть критическая масса людей, которые путешествовали, побывали за границей, что‑то видели, в том числе и лофты. Сидели в подобных кафе, испытывали эмоции... Это же очень сильное чувство: сидишь ты в этом «обветшалом», «ободранном» интерьере — а за окном пряничные домики Брюгге, допустим. И люди привезли домой эти эмоции, эти впечатления, и хотят испытать их еще раз, здесь. Понятно, что там этот контраст работает, а у нас этого контраста нет — но все равно эта стилистика вызывает эмоции....

Москва завезла этот тренд — развитие лофтов — из Европы лет восемь-десять назад, а до Новосибирска, как обычно, доходит только сейчас. Мне кажется, что эта тема действительно может быть у нас актуальна, но пока у нас честных заведений в такой стилистике маловато. Главным образом, потому, что у нас формообразование этих пространств не совсем соответствует, скажем так, канонам.

 У нас что, мало промышленных помещений, которые можно переоборудовать?

— У нас есть заводы, но пока до большинства из них ни у кого руки не дошли. Можно отличные жилые или какие‑нибудь креативные пространства сделать. Но тут главное — не испортить. Часто в таких переоборудованных объемах бывает так, что все старое, особенно дореволюционное — прекрасно. А все новое — чудовищно. Самый адекватный пример использования бывшего промышленного пространства — «Чашка кофе» на Красном, 22. Но вообще‑то, у нас в ходу своя, подвальная, андеграундная стилистика. Она тоже в какой‑то степени соотносится с лофт-культурой. Тут надо помнить, что Европа пришла к лофтам через эстетику прекрасного, эволюционным путем, потратив многие десятилетия. На эти изменения повлияли различные субкультуры, например, рок и панк, новые архитектурные стили. А мы не имеем такого интерьерного и экстерьерного богатства — и взяли сразу готовое.

 Как быстро устанут от этой стилистики?

— Это зависит от качества интерьеров. Можно ведь сделать хорошо, а можно наплевательски. Очень важно не переступить какой‑то предел небрежности. Если у тебя грубая бетонная стена, то поставь хотя бы дорогое хорошее кресло! Могут быть, конечно, совсем радикальные решения — стены ободранные, столы из верстаков, сбитые гвоздями стулья, — но такое помещение должно работать на харизме человека. Вспомним «Трубу» — она с позиции интерьера была ужасной, черно-красное бомбоубежище, и если бы не было Алика... Такие маргинальные интерьеры живут только силой харизмы.

 Это мы все говорим о классических лофтах. Но ведь есть много примеров пространств, в которых просто используется эта стилистика. Просто потому, что она стала популярной.

— Я бы разделял — «честный» лофт и пространства в лофт-стилистике. «Честный» лофт выдерживает всю положенную атрибутику: цех, окна в пол, чердак — имеется в виду верхний этаж либо пространство, в котором видишь перекрытия.

Другой случай — это, скажем так, нео-лофт. Берется обычное помещение, совсем с другими архитектурными показателями, и путем применения различных фактур, свойственных стилистике, пространство превращается в псевдо-лофт. Так часто делается. Мне, сказать честно, такая эстетика всегда нравилась. Но сегодня в таких случаях применяются натуральные материалы, а раньше, чтобы добиться нужного эффекта, мы резали, например, гипсокартон, оставляли между панелями щель, а потом художники имитировали бетон.

Сегодня стилистика подлинного лофта — это, в первую очередь, использование натуральных материалов: камень, дерево, железо, кирпич, стекло. Но если клиент желает получить квартиру в стиле лофт — не обязательно для этого «доцарапываться» сквозь штукатурку до кирпича, тем более неизвестно, что ты там обнаружишь. Можно сделать просто панно из ржавого металла, например, 2 — 3 метра, чтобы оно только частично закрывало стену. А можно такое панно сделать не настоящим, а при помощи цифровых технологий: напечатать обои с изображением бетонной стены.

 Вы ведь вместе с ID Wall, насколько известно, разработали коллекцию обоев, которая так и называется — «LOFT»?

— Началось с того, что мне в одном интерьере нужна была ободранная стена, которую я планировал сделать с использованием декоративной штукатурки. Но столкнулся с тем, что в Новосибирске затруднительно добиться нужного эффекта — например, в Питере, пожалуйста, а у нас нет. Тогда я подумал: почему бы не сделать цифровые обои? Ребята долго искали картинку в разных фотобанках, но меня все не устраивало — не хватало мелких деталей. Я понял, что файлы из сети нужного качества — не получить. Тогда я решил сделать сам. Взял литую бетонную столешницу, отсканировал ее раз двенадцать, из этого «сшили» текстуру — получилось то, что надо. Я стал пробовать другие фактуры, месяца полтора подбирал объективы, технологию съемки, отснял несколько стен в центре города, забор, ворота... В итоге сложилась коллекция, которую я так и назвал: «LOFT».

 Какие фактуры в этой коллекции?

— Фактуры разные: кирпич, бетон, штукатурка, дерево — доски и бревна. Качество такое, что они воспринимаются на разных уровнях, с разного расстояния: с трех метров — видна одна структура, с метра — другая, вплотную — третья, с какими‑то микротрещинами, неровностями. Текстуры получились очень интересные, возникает эффект объемности, 3D. Думаю, при растущей популярности лофт-стилистики эта коллекция может быть востребована в различных пространствах — в жилых, в частности. Причем решения могут быть разные. Допустим, не обязательно заклеивать все пространство такими текстурами, можно одну стену заклеить, и этого будет достаточно.

Вопросы задавал Сергей Самойленко

Другие статьи по теме

В конце мая Ассоциация специалистов предметного дизайна и Союз архитекторов и дизайнеров в рамках SIBIR Design Fest 2018 провели в дизайн-центре «Мельница» выставку предметного дизайна. Мы поговорили с Федором о перспективах предметного дизайна в Сибири.

29 августа 2018

Может ли нестандартный подход к оформлению киосков с уличной едой вдохнуть новую жизнь в суровый обликсибирского мегаполиса? Может, если владельцы кафе следуют современным представлениям об архитектурной форме, дизайне и технологиях.

1 декабря 2017

Что круче: «цифра» или пленка? Что значит «удачный кадр»? И стоит ли покупать камеру за миллион, чтобы стать крутым фотографом? Обо всем этом рассказал архитектор Фёдор Бухтояров, для которого фотография составляет очень важную часть его творческой жизни.

19 сентября 2017