Главная Статьи Интервью

О предметном дизайне замолвите слово

В конце мая Ассоциация специалистов предметного дизайна и Союз архитекторов и дизайнеров в рамках SIBIR Design Fest 2018 провели в дизайн-центре «Мельница» выставку предметного дизайна, на которой было представлено свыше 100 работ от 62 новосибирских архитекторов, дизайнеров и художников. Одним из участников дизайн-форума был Федор Бухтояров. Он представил на выставке несколько своих проектов: два крупноформатных индустриального вида торшера, тумбу, «зашитую» в камень, и коллекцию обоев, разработанную им для сибирского бренда ID WALL. Мы поговорили с Федором о перспективах предметного дизайна в Сибири.

— Удалось ли организаторам, на твой взгляд, сделать выставку сколь-либо представляющей местный предметный дизайн?

— Если учитывать сжатые сроки подготовки выставки, можно считать, что она вполне удачная. Мне кажется, что она хорошо встряхнула Новосибирск, да и меня тоже. Надо было сделать что-то за месяц, поэтому пришлось выбирать наиболее готовые проекты. Хотя в набросках и эскизах их гораздо больше — целый блокнот.

Поэтому я взял уже существующие «мясорубовские» абажуры, перевернул, придумал основание — и получился торшер. Можно, конечно, кое-что в них доработать, какие-то мелочи, заметные только мне, но в принципе — это готовый продукт. Естественно, в небольшую квартиру его поставить нельзя, но в каком-нибудь лофте или общественном интерьере они вполне представимы.

— А если уменьшить для жилой квартиры?

— А смысл? Лучше новый сделать, другой и меньшего размера.

— Еще 10 лет назад казалось, что у нас никакого предметного дизайна быть не может. С чем связано его появление?

— Кажется, знаменитый французский фотограф Картье-Брессон говорил примерно так: «Чем меньше у тебя средств, тем качественнее твой продукт». Аскетизм заставляет работать воображение, голову. Мне кажется, что сегодняшняя финансовая нестабильность заставила многих двигаться, причем в самых разных отраслях. И в области предметного дизайна — тоже. Импортный продукт стал не так доступен, как прежде. Это заставило шевелиться наших дизайнеров.

— Проблема, выходит, не только в технологиях, но и в головах?

— И в технологиях тоже. Если раньше, придумав какое-то изделие, ты был вынужден обращаться, например, на Чкаловский завод либо искать токарей или столяров, то сейчас полно небольших производств, что называется, полного цикла, которые могут сделать и столярные изделия, и металлические. Ну вот, к примеру, мы сотрудничаем с компанией Resto Technology, которая и сделала эти светильники. Сегодня можно обратиться в одно место и получить готовый продукт.

— Причем это не в одном экземпляре.

— Они будут только рады сделать небольшую серию, потому что в одном экземпляре получается дорого. Эти торшеры сделаны для выставки, в том числе и потому, что уже был отлажен механизм изготовления абажура.

А тумба с печатью — потому что у фабрики «Овация» уже были наработки, они уже выпускали изделия с печатью. Мы с ними уже отработали эти технологии на различных интерьерных предметах — столах, барных стойках, шкафах. В этом случае я захотел сделать так, чтобы эта тумба казалась выполненной из одного куска мрамора. Конечно, тут можно было поработать с масштабом, но это видно только тому, кто делал. А так вполне. Подобные вещи с печатью можно создавать, достигая самого разного эффекта. Например, для интерьера «ТестуМесто» мы печатали на филёнчатых фасадах и добивались от поверхности винтажного эффекта.

— Пока большую часть своего продукта ты делаешь для конкретных проектов?

— Сделать предмет довольно просто, для дизайнера сложнее потом продать сделанное. Никаких путей для продажи своего продукта пока не существует. Меня давно мучает в этом смысле одна идея: создать такой ресурс, куда могли бы обращаться те, кто занимается проектированием предметов. Чтобы эти предметы отбирал кто-то из экспертов, оценивал бы — хорошо это или нет. А после отбора выставляли бы. Чтобы создать для этого какое-то приспособленное пространство. Может быть, какой-нибудь лофт или холл. Вот это было бы прекрасно. Хорошо, что сегодня есть «Светопрестиж», который с удовольствием мои торшеры выставил. Уверен, что уже есть и другие салоны, готовые выставлять местный продукт. Мне кажется, что, например, «Кредит Керамика» уже дозрела до того. Они готовы продавать не только итальянский продукт, но и выставлять наши коллекции обоев. Но создать единую точку именно для местного продукта было бы очень здорово.

— Для показа только новосибирских авторов, или ты мыслишь в масштабах Сибири?

— И для новосибирских, и для всего региона. Механизм достаточно понятен: присылают заявку, ты смотришь, отвечаешь. Привезли прототип — потрогал, сделал какие-то замечания — и выставили.

— Вопрос, кто бы за это взялся.

— Можно на первых порах создать виртуальную площадку, это проще. Но все равно нужно таким проектом специально заниматься. Если эту инициативу развивать, то надо потратить кучу времени на отбор, на то, чтобы информацию донести до людей, чтобы собрать контакты, на то, чтобы сфотографировать предметы. Для начала можно площадкой для распространения информации сделать, например, сайт вашего журнала. Опубликовать требования, условия, куда присылать предметы.

— А ты думаешь, что в регионе достаточно людей, занимающихся предметным дизайном?

— Пока непонятно... Нужно хотя бы продемонстрировать, что это возможно, показать какие-то существующие достижения. Многие занимаются этим, даже не представляя, что подобные вещи можно вычленять из готового проекта. Сейчас, если ты создаешь клиенту полностью интерьер, то он уверен, что все, чем ты этот интерьер насыщаешь, по определению принадлежит ему. Получается как? Допустим, ты покупаешь (или рекомендуешь купить) за три тысячи евро какую-нибудь итальянскую люстру. А если клиент не может себе позволить эту люстру, то ты садишься и сам ее разрабатываешь вместо итальянского дизайнера, чтобы в твоем интерьере было все «классно и интересно». И многие именно так и поступают. Но далеко не все дизайнеры задумываются, что эту самую люстру можно показать и отдельно. Что ее, возможно, купят или закажут. Так что, думаю, у многих бы нашлось что показать: светильники, стулья, столы, шкафы.

— Меня когда-то поразило, что в Швеции, по которой довелось проехать, в разных районах у самых простых пластиковых стульев в кафе свой, местный дизайн, и производят их в своем регионе.

— У меня давно уже зреет идея создать новосибирский музей предметного дизайна. Ну а что? Мы немного стесняемся, а, например, в каком-нибудь маленьком европейском городке будут выставлять и мебель свою, и аксессуары — и гордиться этим. А мы мнемся, сомневаемся. Может, мы и отстаем в чем-то, но если мы не будем двигаться — то никогда ни к чему не придем. Можно сделать для начала хотя бы виртуальный музей. Конкурс организовать, чтобы с мертвой точки дело сдвинуть. Сейчас оказалось, что нужно было приехать москвичам, чтобы выяснилось, что у нас многие что-то делают в области предметного дизайна.

— А представляешь, какие возможности предметного дизайна откроются с развитием 3D-принтеров?..

— Да я уже своим знакомым предлагал: давайте наконец купим. Сейчас такой принтер, способный что-то делать, стоит около 60 тысяч. На первый взгляд, немало, но если посчитать, сколько будет стоить работа резчика, допустим, для изготовления предмета — то уже выходит не так дорого. Конечно, все пока упирается в спрос и продвижение.

— Клиентура психологически не готова?

— Главная беда — неинформированность. Клиент никогда четко не знает, что ему надо. Если нужна лампа, он ищет ее в интернете, идет в салон. Вопрос — только в донесении информации. Мой приятель-столяр как-то жаловался: «Итальянский стол стоит двести тысяч, а я могу сделать не хуже, причем гораздо дешевле!». Но к нему за этим столом не приходят — вот в чем беда. Клиенту, чтобы купить вещь, надо ее потрогать. Но производственнику, чтобы выставить этот стол где-то, надо потратить дополнительные средства, и не все на это готовы. Готовые предметы часто пылятся на складе, потому что про них никто не знает. А вот если бы удалось наладить коммуникацию, то, может, все бы сдвинулось с мертвой точки.

— Когда ты стал сам заниматься поверхностями, какая у тебя была мотивация? Ты не мог найти что-то нужное, или это было чистое творчество?

— Это всегда результат стечения разных обстоятельств. Исходишь из того, что надо насытить интерьер элементами, которые бы придали ему индивидуальность. Барную стойку, допустим, надо придумать... Потом более мелкие детали — и придумываешь диван. С обоями ID WALL началось так: мне нужны были обои с фактурой бетона, я не мог таких найти, и в результате плюнул и сделал сам. Это и послужило стартовым толчком. А потом вылилось в коллекции, а главное — показало, что этим можно заниматься, и это будет достаточно рентабельно. Еще важно, что ты видишь изделие и его можно потрогать. Это как фотография — напечатать, а не в компьютере смотреть.

Ну а еще... В далеком 93-м, когда я работал с Григорием Кужелевым, мы делали светильники из спортивных кубков. Это были перестроечные годы, тогда вообще ни черта не было, ни светильников, ни салонов. У студии «ДА» тогда была настоящая мастерская дизайнера — не только кульманы, но и верстак с инструментами. Там можно было делать что-то руками. Вот мы с Гришей и делали эти светильники, вполне презентабельные, у кубков было мраморное основание. А поскольку я с инструментом дружу — мне это было не сложно. Так что началось, наверное, с тех времен.

— Можешь представить, что какие-то вещи ты будешь выпускать сериями, не для своих проектов?

— Я к этому стремлюсь. Мы разрабатываем «План Захвата Вселенной», но мне в этом плане не хватает времени, сил и знаний. Хотелось бы понять для себя что-то в такой бизнес-модели. А производственники уже готовы, потянут. Тут главное — не потерять чувство кайфа и не свалиться в чистый бизнес, когда тебе уже неважно, что продавать. Сохранить место для творчества.


[текст: Сергей Самойленко]

Другие статьи по теме

Может ли нестандартный подход к оформлению киосков с уличной едой вдохнуть новую жизнь в суровый обликсибирского мегаполиса? Может, если владельцы кафе следуют современным представлениям об архитектурной форме, дизайне и технологиях.

1 декабря 2017

Что круче: «цифра» или пленка? Что значит «удачный кадр»? И стоит ли покупать камеру за миллион, чтобы стать крутым фотографом? Обо всем этом рассказал архитектор Фёдор Бухтояров, для которого фотография составляет очень важную часть его творческой жизни.

19 сентября 2017

Федор Бухтояров — один из ведущих новосибирских архитекторов, который использовал эту брутальную эстетику еще в 90-х годах, когда в Новосибирске не то что лофтов не было, но и слова такого никто еще не знал.

22 марта 2016