Главная Статьи Культпоход

Путешествие дилетантов

С 4 июня по 12 июля в Новосибирском художественном музее показали выставку о германских субкультурах 80-х годов «Гениальные дилетанты», организованную Гете-Институтом. Выставку до нас успели посмотреть только в Минске, а после Новосибирска она отправится в Мюнхен, в Россию вернется не раньше чем через два года. Смысловой центр выставки — музыка, что понятно. Именно музыка в новое время становится «ударной силой» культурных революций. Ядро «Гениальных дилетантов» — «портреты» семи музыкальных групп, начавших карьеру в начале 80-х и определивших музыкальный саунд десятилетия — пост-панк, техно, индастриал и прочий нойз, скрещенный с электроникой; то, что стало называться «новой немецкой волной». К музыке примыкали и поддерживали все остальные андеграундные искусства: арт, дизайн, мода, театр. Границы между искусствами легко пересекались, музыкальные концерты превращались в театральные и художественные перформансы и дефиле, а основателями многих музыкальных команд становились студенты художественных школ, галеристы или издатели.

Поскольку музыкальные группы создавали люди с художественным образованием, то и превращали они их в арт-проекты. Как Die Tödliche Doris («Смертельная Дорис», что на сленге означало смертельную дозу), организаторы которой начитались текстов Бодрияра, Лиотара, Делеза и Гваттари, устраивали перформансы, выступали в каких-то невероятных масках и каждый альбом записывали как концептуальный проект. На фестивале «Гениальные диллетанты» («Темподром», Западный Берлин, 1981 год) Die Tödliche Doris выступили в костюмах аллегорических персонажей: Дагмар Димитрофф в бикини из париков как «освобожденная сила женственности», Вольфганг Мюллер в платье с перьями как «голубь мира», Николаус Утермёлен в костюме с костями как аллегория индивидуальности. Музыканты прекрасно вписывались в контекст больших художественных событий — так, Einstürzende Neubauten уже в 1981 участвовали и в кассельской Документе, и в Парижской биеннале, далее, как говорится, везде. То же самое и с другими группами — были выступления и в нью-йоркском MOMA, и в ряде других важных мест.

Художникам эту выставку полезно посмотреть, чтобы увидеть, как легко сегодня меняются и проницаются границы искусств, как условны критерии этих искусств и критерии профессионализма — участники и этой выставки, и всего культурного подъема 80-х демонстративно называли себя дилетантами, и отказывались от профессионализма исполнительского, по крайней мере профессионализма ковенционального.

Понятно, что к тому времени чего-то такого все ждали. Бликса Баргельд, лидер Einstürzende Neubauten , в одном интервью говорил, что музыкальная сцена Германии к концу 70-х годов представляла из себя полный ужас: засилье европопа, производимого конвейерным способом, вроде страшно популярным в те годы в СССР «Бони М», «Баккара», «Арабески». Поэтому и задача у нового поколения музыкантов было делать музыку максимально «неслушаемую», причиняющую неудобства и дискомфорт слушателям. В дело шли строительные инструменты, листы железа, железные и пластиковые бочки, отбойные молотки, топоры и циркулярные пилы, что, понятно, показано стилю индастриал, с одной стороны, восходящему к футуризму и музыкальному авангарду 20-х годов прошлого века, с другой — прямо к музыке тогдашних берлинских улиц.

То же самое можно сказать и обо всем остальном: и новый немецкий дизайн, и новые дикие в искусстве, и мода — все искусства нарушали конвенцию, нарушали и передвигали свои границы. Что, собственно, как раз характерно для авангарда, стремящегося включить в территорию искусства все новые и новые участки, ранее искусством не считавшиеся. Не случайно искусствоведы и критики по поводу «ГД» вспоминают и дада, и Флаксус — как движения, принципиально выходящие за рамки маркированной территории искусства, отрицавшие профессионализм и театрализовывавшие обыденность жизни самыми разными способами.

Это очень тщательно собранная выставка, с массой фото, с пластинками и плакатами, с возможностью послушать музыку и посмотреть старые записи выступлений, со специально снятым, очень внятным фильмом, в котором многие участники тех событий сегодня рассказывают, как и почему это оказалось возможным. Конечно, не хватает каких-нибудь объектов — например, саксофон из выхлопной трубы мотороллера группы Ornament und Verbrechen, или светильников из мальчиковых трусов группы Die Tödliche Doris, или синтезатор Korg MS-20, который можно было бы потыкать. Это украсило бы экспозицию, хотя усложнило бы, естественно, перевозку и монтаж.

В общем, эту выставку полезно посмотреть всем, к искусству (и не только современному) имеющим какое-либо отношение. Хотя бы ради того, чтобы понять, как, из чего и почему в очень нормативном обществе возникает новая художественная реальность.

текст: Сергей Самойленко

Другие статьи по теме

Выставка АРТ-ГРУППЫ BERTOLLO

«Разговор с собакой»
Новосибирский краеведческий музей.
10 октября — 12 ноября 2017

3 ноября 2017